• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: про себя (список заголовков)
16:36 

О противоречивости успеха

Half man, half weasel. All good.
Давным давно, когда я еще только начинал свою трудовую жизнь, я жил в маленькой квартирке, где из окна можно было разглядеть кусочек голубого океана, если приподняться на цыпочки и отогнуть картонку, которая загораживала дырку в стекле, и ездил на работу на "Форде", который был старше меня самого. Работал я тогда часов по одиннадцать-двенадцать в день, и еще было такое понятие, как "отпроситься на выходные" - в том смысле, что вообще-то, по выходным тебя ждут на работе, как правило, но, если до зарезу нужно, то, в общем, можно иногда отпроситься.

Сейчас я зарабатываю за месяц примерно столько же, сколько в те времена зарабатывал за год, но мне все равно не хватает. В смысле, не хватает денег на все, что хотелось бы купить и сделать, все равно, постоянно приходится себе в чем-то отказывать. В этом, конечно, нет ничего оригинального - денег всегда не хватает.

Хуже другое. Штука в том, что, оказывается, это гораздо приятнее когда не хватает маленьких денег, чем когда больших. Тогда, в юности, у меня не было никаких сомнений, что с каждым годом, даже месяцем, я буду жить лучше и лучше. Хотя бы, просто потому, что хуже некуда. Ну и вообще, потому что я был молодым, перспективным специалистом, с хорошей подготовкой и ясной головой, полной неплохих мозгов, которого моему работодателю посчастливилось заманить в свои сети за бесценок. Я был ценным сотрудником, уже просто потому, что моя зарплата была до смешного низкой. В любой момент я мог бы явиться к начальнику и потребовать прибавки, и я бы ее получил. А если мне надоело бы работать на этом месте (ну, с начальником поссорился, допустим, или просто стало скучно), то стоило только намекнуть, и мой телефон начал бы разрываться от предложений, одно заманчивее другого, опять, просто потому, что заманчивым для меня в те счастливые времена могло считаться практически любое предложение, где надо работать меньше восьмидесяти часов в неделю и не совсем бесплатно. Помню, однажды, мне взбрело в голову заявиться на работу в костюме - не помню уже почему, может быть, в оперу после работы собирался, или еще в какое место приличное - и случайно повстречать в коридоре начальника начальника, будучи в таком виде. Со следующего понедельника, моя зарплата была повышена на целых десять процентов, причем, без какой бы то ни было инициативы с моей стороны. Он, начальник начальника, решил тогда, что я так вырядился, потому что иду на собеседование в другую компанию, насчет работы и перепугался.

Теперь же это замечательное чувство "уверенности в завтрашнем дне" плавно перешло сытую удовлетворенность днем сегодняшним. Надо признать, мой сегодняшний день прекрасен, несмотря на упомянутую нехватку денег, которую, пожалуй, следует считать чистым кокетством. Но, как сказал где-то С. Лем (в одном из "дневников Йона Тихого", кажется - том, где Йон повстречался с расой Вечных Совершенцев), "с вершины все пути ведут вниз". Беда в том, что я уже вовсе не так ценен для своего работодателя, как был в те счастливые времена, и не потому, что с годами поглупел и обленился (хотя, и это есть, конечно), а потому, что за те же деньги он, работодатель, мог бы нанять пятерых молодых и перспективных, таких же, каким когда-то был я сам, а если повезет, то и семерых. И они будут пахать не за страх, а за совесть, иногда отпрашиваться на выходные, конкурировать друг с другом, стараясь выбиться в первые ряды. А я ничего этого не делаю, мне не с кем конкурировать, я уже и так в первых рядах, а по выходным я предпочитаю кататься на лыжах или напиваться дорогим скотчем. Я стою дороже, чем эти пятеро взятые вместе, а толку от меня, если вдуматься, едва ли намного больше, чем от любого одного и них в отдельности. Простая арифметика. Я похож, на какой-нибудь навороченный Лексус с золотыми эмблемами.

Приходится убедиться в том, что мой прекрасный сегодняшний день не бесконечен, а день завтрашний туманен и неопределен. Доходов в этом, завтрашнем, дне, очевидно будет становиться все меньше и меньше, а значит и запросы придется умерять. Вот когда по-настоящему встанет вопрос нехватки денег. Одно дело, когда денег не хватает на что-то ненужное, что, однако, хотелось бы иметь и совсем другое, когда не можешь купить нечто столь же ненужное, которое раньше у тебя было. Вот это и есть пусть с вершины, будь она неладна.

Как-то меркантильно все это у меня вышло, как будто, кроме денег, ничего меня и не беспокоит совсем. На самом деле, чего мне не хватает больше всего в моем нынешнем мире (денег-то, как раз, почти хватает, пока) - это свобода. Та самая уверенность в том, что стоит мне только захотеть что-то изменить в жизни (ну, работу поменять, к примеру), и все возможности мира будут брошены к моим ногам. Так было раньше. А сейчас ... золотая клетка.

@темы: про себя

01:27 

Про переезды

Half man, half weasel. All good.
Средний американец переезжает (в смысле, меняет место жительства) каждые пять лет. Причем, не на соседнюю улицу перерезжает, а, как минимум, на 500 миль.
Средний россиянин ... практически никогда. Даже поговорка такая есть - "лучше два раза погореть, чем один раз переехать" - как нельзя лучше отражает отношение "нашего человека" ка таким драматическим переменам в жизни. Русская ментальность - сидеть на одном месте, обрастать полезными/нужными/приятными знакомствами, накапливать имущество ... и тихо стареть.

Американцы говорят "дом - это место, где находится твое сердце". В смысле, твоя семья. А все остальное, вроде конкретного адреса, кухонной утвари и планировки ванной - это не дом, а просто удобства. Американцы любят перемены. Они и на работе одной больше пяти лет редко засиживаются (ну естественно, раз переезжают, то приходится и работу менять). Потому что за пять лет мозги закисают. Ты уже все видел, все узнал, все понял, тебе больше не интересно... и не важно, про работу идет речь или про место жительства. Даже хуже, если про место жительства - когда не интересно работать, это еще туда-сюда, а что делать когда не интересно жить?

Они даже детей в школе каждый год "перетасовывают", чтобы не сидели годами друг с дружкой в одном "классе", не привыкали к неизменности, чтобы учились сами меняться, подстраиваться, приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам, чтобы понимали что перемены - это и есть жизнь (в любой биографии, любого человека описываются перемены, которые с ним происходили, чем больше перемен, тем длиннее биография, тем интереснее читать, тем интереснее - и длиннее - жизнь - вооон сколько всего успел человек! А если нет перемен? Родился. Учился. Работал. Состарился. Умер. Все!)

Наверное, я - все-таки, американец. Или меня просто снова подводит страсть к обобщению, и я не справедлив к русским и их ментальности?

@темы: про себя, про них

03:53 

Про шоколадных зайцев

Half man, half weasel. All good.
В годы моей советской социалистической юности, такие вот шоколадные зайчики в красивой блестящей обертке из разрисованной фольги были большой редкостью (как и многое другое, впрочем, но речь не об этом). У нас дома, за стеклом серванта (это такой предмет мебели был, вроде парадного шкафа для посуды), стояло таких сразу двое, да еще были, кажется, дед мороз со снегурочкой и снеговик. Не помню уже откуда это великолепие там взялось, видимо подарил кто-то, давно, а мама такую красоту в серванте выставила, чтобы радовала глаз. И никому из нас даже в голову не приходило, что можно достать эту фигурку из серванта, сорвать с нее блестящую обертку и сунуть в рот, как самую обыкновенную конфету (которые, вообще-то, тоже были дефицит). То есть, нет, в голову-то приходило, конечно, но мысль эта казалась какой-то ... диковатой. Вот так вот взять, развернуть и сожрать, просто так - и все, зайчика больше не будет, может быть, вообще никогда (в магазине я вообще никогда не видел, чтобы их продавали, а тот, кто подарил, вряд ли еще принесет, да может, у него и нету больше) ...
И так они стояли там, в серванте, эти зайцы с дедами морозами ... из года в год ... Засохли уже все, конечно, и шоколад весь побелел и стал несъедобным, даже обертка блестящая, и та выцвела и потускнела. Так до сих пор я и не знаю какие они были на вкус, шоколадные зайцы.

А сейчас у меня дома стоят на почетном месте две бутылки обалденного вина, привезенные из самой Украины - массандровский Мускат Красного Камня. Когда моя жена в первый раз полетела на родину, был ей дан заказ на это самое вино, которое, как ни странно, больше нигде в мире, за пределами бывшего Союза, похоже, купить невозможно. А было это два ... или три? ... года назад. И стоит это, может быть, лучшее в мире, вино с тех пор на почетном месте, ждет своего часа. Чтобы пить такое вино, нужно, ведь, чтобы и повод был стоящий, и компания подходящая (и не слишком большая - это не от жадности, а просто, ну что это за кайф, если каждому по два глотка достанется?), и чтобы времени достаточно (чтобы посмаковать, насладиться, а не так - выпил залпом и побежал), и закуска правильная (виноград крупный и сладкий, без косточек, сыры твердых сортов, орехи), и ... Ну, и так далее, потому что, вот так выпьешь пару бокалов - и все, нету больше муската, кончился, и если еще захочется, то взять больше негде (черт его знает, когда еще в тех краях кто-нибудь окажется).

Так и стоят они, бутылки эти ... как будто два шоколадных зайца на почетном месте. Правильно, наверное, психоаналитики говорят, что все заморочки у нас из детства произрастают.
А в одной из бутылок уже осадок на донышке появился (это значит, что вино уже не то совсем, как шоколад, который затвердел и побелел от времени). Во второй - пока нет (она позже куплена была). И вот теперь еще новая дилемма прибавляется - если, все-таки, пить, то какую сначала?

Это другую историю напоминает, тоже из советских времен. Осенью покупали пару мешков яблок и засыпали в погреб, чтобы зимой есть. А зимой в погреб лезли и смотрели, какие яблочки подгнивать начинали, те ели, а целые оставляли пока - во-первых, те, что с гнильцой, нельзя оставлять с целыми, они от этого тоже загниют, а во-вторых, целые-то еще полежать могут, а подгнившее надо быстро съесть, пока совсем не сгнило. Так вот, всю зиму и жрали гнилые яблоки.

Вот и у меня с вином - та же проблема. В той бутылке, где осадок, вино, вроде как "подгнило" - вкус уже не тот, но еще пока терпимо, а вот если дальше ее держать, то уже вообще ни на что не похоже будет, так что лучше выпить побыстрее. А вторая бутылка зато - пока еще нормальная, там настоящий, не испорченный мускат ... Можно бы сейчас его выпить, но тогда то, что уже с осадком совсем скиснет, а можно на потом оставить, подождать, пока и здесь осадок выпадет.

А пока я про это раздумываю, они у меня обе стоят нетронутые на почетном месте, как два шоколданых зайца в фольге,.

@темы: про себя

04:38 

Half man, half weasel. All good.
Так вот, о каменотесах ... тех, что храм строили ...

Я о них написал, но не забыл, как я обычно забываю про что пишу, а все думал о том, к какому из троих мне себя отнести. Ну, жалких грошей на жизнь мне вполне хватает, тут грех жаловаться, так что, первый вариант я сразу отметаю, без колебаний. Специалист я - очень хороший, скажу без ложной скромности, может, и не лучше всех (это уже нескромно было бы), но, определенно лучше, чем большинство. А вот на храмостроителя, боюсь, не тяну никак. В смысле, та фигня, за которую мне мои "жалкие гроши" платят, никак не тянет на то,ч тобы гордо называться храмом. Если уж продолжать пользоваться архитектурными аналогиями, то в масштабах мироздания, плоды моих скромных усилий - в лучшем случае, гараж.

Что достойно считаться храмом в масштабах мироздания? Не так уж много кандидатов, если вдуматься. Собственно, лично мне на ум приходит только один - это человеческая душа. Я хотел бы работать учителем, если бы так сложилось ... я даже пробовал когда-то, по-моему, хорошо выходило - вот это, да, можно было бы считать строительством храма. Ну, может быть, священиком еще ... на худой конец, доктором.

Вообще-то, когда я ту притчу пересказывал, я никак понять не мог почему каменотесов три. Одному плохо, второму - хорошо, при том, что они делают одно и то же, и живут одну и ту же жизнь. Это понятно, такая притча, как про оптимиста и пессимиста у которых стакан то ли пуст наполовину, то ли наоборот. А третий-то зачем? Одному плохо, другому хорошо, а третьему? Почему их трое, а?

Оказывается, тут все глубже, чем у пессимиста с оптимистом, а я-то сразу и не понял ...

Завтра объясню ;)

@темы: про себя

17:26 

Half man, half weasel. All good.
Мой сын подрался!

В школьном автобусе к нему пристал какой-то мальчик (плохой!) и обещал его побить и убить. А наш (который хороший), не испугался, а сказал ему, чтобы он уходил и поцарапал ему мизинец! Плохой мальчик заплакал и ушел.

По этому случаю, вспомнилась старая песенка про автомобиль, ее когда-то Пугачева пела:

Нас обгоняет, кто пожелает,
Люди смеются вослед.
Только однажды папа отважно
Взял и обогнал велосипед.

С папою гордо мы едем по городу,
Сзади, как облако, пыль.
Всё-таки здорово, что так недорого
Папа купил автомобиль.


Вообще-то, я часто эту песню вспоминаю. Например, когда на лыжах с горы еду и гордо обгоняю какого-нибудь чайника, который там боком по склону скребется.

Вообще интересно насколько это важно для человеческого самолюбия оказаться хоть в чем-то лучше хоть кого-нибудь другого, а еще круче - если лучше всех вокруг. Намного приятнее быть лучшим среди худших, чем худшим среди лучших. Если только так уж явно в этом не признаваться.

Я это тоже недавно сыну объяснял, когда его команда в эстафете последнее место заняла, и он пытался возмущаться, что там некоторые члены плохо выступали, и все, дескать из-за них (в этом есть доля правды - они правда так себе члены, но и сам он, прямо скажем, не то чтобы обалденный атлет). Так я ему объяснял, что ему радоваться надо, что он в такую команду попал, потому что это позволяет ему по праву быть самым лучшим, а это куда приятнее, чем занимать первые места в сильной команде, понимая, что тебя несут на закорках.

В Америке очень распространено такое отношение ко всем этим делам, что главное - не результат, а приложенное к его достижению усилие. Прямо как у Жванецкого - "процесс - это жизнь, результат - это смерть". В смысле, не важно первый ты или последний, лучший или худший, если только ты как следует постарался. Соревнуйся с самим собой, а не с соседом, добейся лучшего из того, что позволяют твои собственные возможности.
Это очень полезный подход для самолюбия, уверенности в себе и вообще психического здоровья, и это очень хорошо заметно. То, что в России принято считать "наглостью" и "бесцеремонностью" американцев - на самом деле просто нормальная (и похвальная) уверенность в себе, сильно оттененная традиционным русским комплексом неполноценности. Американец знает себе цену, не в относительных единицах, по сравнению с Обамой, Березовским или соседом Васей Пупкиным - плевать он хотел и на Васю, и на Березовского, - а в абсолютных, как своей собственной, индивидуальной личности.

С другой же стороны, есть и большая проблема. Дело в том, что очень трудно научиться выложиться на все 100, когда нет сопротивления. Вот например, стоит на полу здоровенный чемодан, набитый чем-нибудь тяжелым ... ну, книгами, например. Чемодан страшно тяжелый, может быть, 50 кг или даже больше. И надо его поднять с пола и поставить, допустим, на стул. Это трудно, но вполне возможно, 50 кг - вполне человеческое усилие, можно и больше даже при желании. А вот если тот же чемодан, но пустой ... Попробуйте-ка приложить к нему силу в 50 кг - из этого просто ничего не выйдет, если только вы - не профессиональный атлет. Почти такой же результат будет (хотя это и не так очевидно), если чемодан намертво прибить к полу - в первую секунду, может быть, и получится силу приложить, но как только вы поймете, что чемодан с места не сдвинуть, сколько ни старайся, все, силы кончились. Я думаю, это такой рефлекс у нас, который мешает развить усилие большее, чем требуется для выполнения задачи (или, если задача вообще невыполнимая). Такой эволюционный принцип экономности. А без этого, пещерные люди вымерли бы - это сейчас у нас с лишним весом проблемы, а в те времена каждый мамонт на счету был, если так бездумно энергию расходовать, никакх первобытных зверей не напасешься на пропитание.

Вот, и в жизни получается так, как с тем чемоданом. Первым среди худших (а еще лучше, победителем самого себя) быть приятно, но проблема в том, что всякий прогресс на этом, как правило заканчивается. Зачем (и, главное, как) напрягаться, если ты уже и так победитель?

@темы: про себя, про них, про детей

17:42 

Half man, half weasel. All good.
Был у меня преподаватель в институте, мат. анализ читал, страшно умный. Вот например, когда нам домашнее задание задавали, все нормальные преподаватели задачки из головы выдумывали, потому что студенты же - народ хитрый, если из книжки задачи давать толку мало, на всякую книжку давно уже "анти-книжка" написана, с решениями. А этот нет ... откроет учебник и перечисляет таким скучным голосом: "номер 68, 69, 72, 84 ... тире. Номер 90, 91, 95 и 96. И 97. И 98. И 134. Тире."

Это все потому, что умный был слишком. Настолько умный, что это ему по жизни мешало уже.Н у, по работе мешало, по крайней мере, не знаю уж, какая там у него жизнь была. То есть, начинает задачку придумывать, а она у него тут же в уме решается, слишком легко, смысла нет задавать такую. Один раз придумал, все-таки, интеграл какой-то трехэтажный. Мы над ним всей группой две недели бились и в конце концов к эллиптическому свели (эллиптический - это такой особенный интеграл, про который известно, что его в принцие решить невозможно).

Вот так. Быть умным не всегда полезно, оказывается. Мне иногда кажется, что и у меня с излишней умностью проблемы, скажу без ложной скромности. Или с образованностью. Вот, например, хотел бы я книжку сочинить, рассказ там или повесть даже. Не фанфик, а настоящую книжку. Знаю, что могу. Я грамотный, стиль у меня хороший ... что еще нужно? А вот не могу - только стану придумывать что бы сочинить такого, сразу мысли - а зачем собственно? Что я этим сказать хочу нового? Да ничего, собственно, все уже давно известно, сказано-пересказно, обсосано со всех сторон. И писали уже про это самые разные люди, от Достоевского до Акунина. Нечего мне сказать выходит. Но не оттого, что я ничего не знаю (кое-что, точно знаю), а наоборот, как бы ... Высказать обычно хочется что-то такое, до чего ты только что додумался, или что только что узнал ... а я давно уже ни до чего не додумывался как-то, все уже придумано давно. Даже то, что я здесь пишу, это чаще всего, скорее воспоминания, чем мысли.

@темы: про себя

23:50 

Half man, half weasel. All good.
Когда-то давно ... более давно, чем хотелось бы, потому что было мне тогда лет, наверное, восемнадцать, и даже вспоминать не охота насколько давно это на самом деле было ...
Так вот, было мне тогда лет восемнадцать, дело было летом, и поехал я на природу, в озере покупаться, позагорать. Озеро там неподалеку было красивое, я туда на велосипеде за полчаса доезжал - вроде и близко, а все-таки за городом. И вот, покупался я там, на пляже повалялся, уже в обратный путь собираться стал, и тут появляется компания пацанов деревенских, лет по двенадцать, наверное, или тринадцать.

Они тоже на великах, видно, купаться приехали. На меня - конечно, ноль внимания, друг с дружкой базарят о чем-то, какие-то разборки у них, и я понимаю, что они все, сколько их там было - ну, трое, наверное или четверо - все вчетвером значит, на одного из них же, в смысле, на пятого, наезжают. Ну как это у пацанов принято - то ли ему тут ходить нельзя, то ли не местный он, что-то в таком роде. Пацаненок этот сначала петушился тоже и бойко так им отвечал, грозился даже чем-то, но тут один из кодлы подошел к нему и ткнул кулаком в живот, не сильно даже, без размаха, не ударил, а ткнул просто. Но, видимо, это все равно больно было, и очень, очень обидно тоже, потому что мальчишка, стукнутый, сразу петушиться перестал, и вообще расклеился. Он присел на корточки, руками за живот схватился и заплакал так тоненько и неожиданно жалобно, что сразу стало ясно, как ему трудно было до сих пор петушиться и притворяться смелым и грозным.

Остальные пацаны потоптались вокруг немного, отвернулись и побежали купаться, а он так и сидел один и жалобно плакал.


А я-то как раз уезжать собирался, когда пацаны эти появились. И все это время, так и стоял на краю пляжа у дороги, держался за свой велосипед и смотрел на всю эту сцену. А потом уже, когда они купаться убежали ... потом я просто сел на велик и поехал домой.

Они были пацаны совсем, обычные худенькие деревенские мальчишки, а я - восемнадцатилетний дяденька, можно сказать, без пяти минут сержант Советской Армии. Так что до сего дня я совершенно уверен, что я их не испугался. Не то, чтобы я такой уж бесстрашный супермен, но надавать шелобанов зарвавшейся шпане проблем бы не возникло. Почему же я не вмешался? Стоял, как столб, и глазел, как они издеваются над этим пацаненком, и слушал, как он жалобно плачет.

Неужели, все-таки, побоялся этих малолетних шкетов? Может быть, не того , что они меня отлупят - это, все-таки, вряд ли - а просто, что сложно будет. И неловко. Во-первых, надо куда-то велосипед прислонить, потом подойти к ним и ляпнуть какую-нибудь банальность, вроде "эй вы, а ну оставьте его в покое". А они, конечно, меня не послушают, а ответят чем-нибудь таким же "оригинальным", типа, "вали отсюдова дядя, пока тебе не наваляли". А я тогда ... Что мне тогда делать? Дать в лоб старшему? Или, может, еще что-нибудь сказать этакое? А если они толпой налетят? Мне же их бить придется. Эх ...

Так и не сделал ничего. Сел на свой велик и уехал домой. И вот уже больше лет прошло, чем мне бы хотелось признать, а я все того мальчишку вспоминаю, как он плакал жалобно и горько, и как тощие острые плечики вздрагивали и мордашка мокрая ... Казалось бы, фигня, а забыть не могу, и все жду, когда дети мои подрастут достаточно, чтобы понять могли, чтобы рассказать им эту историю и вдолбить в их дурные башки, что так вот бывает - один раз маху дашь, не испугаешься даже - ладно бы испугался, с кем не бывает, - а просто поленишься, отвернешься, притворишься, что ты тут ни при чем, чтобы неловко не вышло, одна минута всего - и столько лет потом жалеть будешь, наверное, даже всю жизнь ...


А на днях поехал в горы на лыжах кататься. Зима в этом году теплая, снега мало, гора вся во льду ... И вот, лечу я с этой ледовой горки, лыжи поперек поставил, чтобы хоть как-то тормозили (на льду особо не затормозишь, то еще катание). И вижу сбоку мальчишка лежит - упал значит, ну это не новость на таком люду, я сам еле на ногах держусь. На первый взгляд, вроде, все в порядке с ним - лыжи обе при нем, палки тоже на месте, и сам тоже, голову поднял, смотрит на меня, а не лежит трупом. Но, думаю, все равно надо бы остановиться, мало ли что, хоть подняться ему помогу (это тоже не так просто - подняться на склоне, когда лед кругом). Думаю, а сам лечу мимо - лыжи-то не тормозят ни черта. Кричу ему: "Are you OK?", и смотрю на него - вроде кивнул, что ли? Или это мне показалось просто, выдаю желаемое за действительное? Наконец, остановился кое-как, но метров на двадцать ниже, чем надо бы. Представил я себе как я сейчас эти двадцать метров "лесенкой" по льду карабкаться буду (неловко - опять это слово!)... постоял еще немного ... ну, он же кивнул мне, правильно? И поехал вниз.

Еду и думаю, эх, зря я жду когда дети подрастут, ни хрена они не поймут в моей истории ... Наверное, нельзя этому научиться. Это либо есть либо нет, и ничего тут не сделаешь, хоть ты сгори со стыда.
запись создана: 28.12.2011 в 07:55

@темы: кармообразование, про себя

Без названия

главная